• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Цитаты (список заголовков)
11:25 

но жалок тот, кто смерти ждет, не смея умереть!©
19:34 

но жалок тот, кто смерти ждет, не смея умереть!©
00:09 

но жалок тот, кто смерти ждет, не смея умереть!©
«- Не хочу я удобств. Я хочу Бога, поэзии, настоящей опасности, хочу свободы, и добра, и греха.
- Иначе говоря, вы требуете права быть несчастным, - сказал Мустафа.
- Пусть так, - с вызовом ответил Дикарь. - Да, я требую.
- Прибавьте уж к этому право на старость, уродство, бессилие; право на сифилис и рак; право на недоедание; право на вшивость и тиф; право жить в вечном страхе перед завтрашним днем; право мучиться всевозможными лютыми болями.
Длинная пауза.
- Да, это все мои права, и я их требую.
- Что ж, пожалуйста, осуществляйте эти ваши права, - сказал Мустафа Монд, пожимая плечами.»

@темы: цитаты

17:50 

но жалок тот, кто смерти ждет, не смея умереть!©
« - Сейчас, минутку, одну минутку. А с ч_е_г_о это у тебя нервный срыв, кстати сказать? То есть если уж ты изо всех сил старалась выйти из строя, то почему бы тебе не употребить всю эту энергию на то, чтобы остаться здоровой и веселой? »

« "Он не знает, - думал Бэйб, лежа в темноте. - Он не знает, что Фрэнсис делает со мной, что она всегда со мной делала. Я чужим людям про нее рассказывал, в поезде, по дороге домой. Я рассказал о ней незнакомому солдату, и я это делал всегда, и чем безнадежнее становится моя любовь, тем чаще я вытаскиваю на свет свое бессловесное сердце, как дурацкий рентгеновский снимок, и всему свету показываю свои шрамы: "Вот смотри, вот это - когда мне было семнадцать, и я одолжил "форд" у Джо Маккея и увез ее на озеро Вомо на целый день. А вот здесь, вот тут, когда она сказала то, что она сказала про больших слонов и маленьких слоников. А здесь, повыше, это когда я дал ей обыграть Банни Хаггерти в карты, в Рай-Бич, у нее в бубновой
взятке была червонная карта, и она это знала. А здесь, о, здесь - это когда она закричала: "Бэйб!", увидев, как я выбросил туза в игре с Бобби Тимерсом, мне пришлось выбросить туза, чтобы услышать это, но, когда я это услышал, мое сердце - вот оно, у вас перед глазами, - мое сердце перевернулось, и уже никогда оно не станет прежним. А вот тут рубец, страшный рубец. Мне был двадцать один год, когда я увидел ее в закусочной вдвоем с Уэдделом - они сидели сплетя руки, и она поглаживала его костяшки своими пальчиками.
Он не знает, что Фрэнсис делает со мной, - думал Бэйб, - она делает меня несчастным, мучает меня, не понимает меня, почти всегда, но иногда - иногда! - она - самая чудесная девушка на свете, а с другими так никогда не бывает."»

запись создана: 26.11.2012 в 18:36

@темы: цитаты

18:38 

цитатки

но жалок тот, кто смерти ждет, не смея умереть!©
14:11 

но жалок тот, кто смерти ждет, не смея умереть!©
"В некотором смысле (не поддающемся определению наставников, к немалой их досаде) Виктор Тугельбенд был ленивейшим человеком за всю историю мироздания.
Не в обыденно-будничном смысле. Обыкновенная лень — это простое отсутствие усилий. Это Виктор давным-давно прошел, после чего быстренько одолел заурядную праздность и сейчас стремительным шагом продвигался все дальше и дальше. На уклонение от работы он тратил куда больше усилий, чем иные люди вкладывают в самый упорный труд.
Ему никогда не хотелось быть волшебником. Виктору вообще ничего не хотелось — лишь бы его оставили в покое и не будили раньше полудня. Когда он был маленьким, взрослые задавали ему обычные вопросы: «А ты кем хочешь стать, малыш? Что выберешь?» «Не знаю, — отвечал он. — А что у вас есть?»
Но долго так продолжаться не может — никто вам этого не позволит. Быть тем, кто ты есть, — мало; надо еще упорно трудиться, чтобы стать кем-нибудь еще.
И Виктор пытался. Довольно долго он пытался захотеть стать кузнецом: эта профессия казалась ему крайне интересной и романтичной. Но она предполагала тяжелый труд, возню с неподатливыми кусками металла. Потом он решил захотеть стать наемным убийцей, что представлялось необычайно лихим и романтичным занятием. Но оно также требовало приложения усилий, а главное, периодически надо было кого-нибудь убивать. Потом он попробовал захотеть стать актером — это казалось и драматичным, и романтичным одновременно, но подразумевало пыльные трико, тесные времянки и все тот же, к вящему его изумлению, тяжелый труд…
И в Университет Виктор отправился только потому, что легче было туда поехать, чем не поехать.
...

— А ты, разве не хотел кем-нибудь стать? — спросила Джинджер, вложив весь пренебрежительный смысл вопроса в одно коротенькое местоимение.
— В общем-то, не хотел, — ответил Виктор. — Каждая работа выглядит интересной — пока ей не займешься. В конечном итоге работа всегда останется работой. Пари держу, что даже такие личности, как Коэн-Варвар, вставая по утрам, думают: «Ох, только не это, опять целый день топтать подошвами сандалий эти скучные золотые престолы!»
...
— У парня сейчас любовь, — объяснил Гаспод. — Это штука заковыристая.
— Я знаю, что такое любовь, — сочувственно промолвил кот. — Это когда в тебя старыми башмаками швыряют и холодной водой с балконов обливают.
— Старыми башмаками? — хихикнула Мышь.
— Лично со мной, когда я влюблялся, обращались именно так, — хмуро проговорил кот.
— У людей все иначе, — туманно заметил Гаспод. — Башмаками никто не швыряет и водой не поливает. Но в ход идут цветы, а потом всякая грызня, брань… Ну и так далее.
Животные обменялись безрадостными взорами.
— Я наблюдала за ними немного, — вмешалась Писк. — Она считает его полным придурком.
— Это часть особого ритуала, — подтвердил Гаспод. — Роман называется."

@темы: цитаты

17:25 

но жалок тот, кто смерти ждет, не смея умереть!©
«Постой, к летейским водам не ходи,
От белладонны отведи ладонь,
Гадюк, уснувших в чаще, не буди
И Прозерпины горьких трав не тронь.
Не надо четок тисовых, ни той
Ночной Психеи, «мертвой головы»,
Чтобы печали совершить обряд,
Ни пугала пушистого совы —
Они затопят разум темнотой
И сердце страждущее усыпят.

Но если Меланхолии порыв
Вдруг налетит, как буря с высоты,
Холмы апрельским саваном укрыв,
Клоня к земле намокшие цветы, —
Пусть пышный шар пиона напоит
Печаль твою, — иль неба бирюза,
Или на волнах — радуги узор;
А если госпожа твоя вспылит,
Сожми ей руку, загляни в глаза,
Не отрываясь, выпей дивный взор.

В нем Красоты недолговечный взлет,
И беглой Радости прощальный взмах,
И жалящих Услад блаженный мед,
В яд обращающийся на устах.
О, даже в храме Наслажденья скрыт
Всевластной Меланхолии алтарь,
И всяк, чье нёбо жаждет редких нег,
Поймет, вкусив, что эта гроздь горчит,
Что счастье — ненадежный государь, —
И душу скорби передаст навек. »

@темы: цитаты

13:27 

Лорка. Об искусстве.

но жалок тот, кто смерти ждет, не смея умереть!©
«Такова моя нынешняя точка зрения на поэзию... Неизвестно, что я буду думать завтра. Как настоящий поэт - а я настоящий поэт и буду им до самой смерти, - я не перестану восставать против всяких правил, потому что жду потока крови, зеленой или янтарной, который обязательно хлынет когда-нибудь из моих вен.

Прежде чем идти дальше, я должен сказать, что не собираюсь разрешить все вопросы, которых коснусь. Я нахожусь в плоскости поэзии, где "да" и "нет" одинаково истинны. Если вы меня спросите, была ли лунная ночь сто лет назад такой же, как десять дней назад, я смогу доказать одинаковым образом и с одинаковым образом и с одинаковым впечатлением бесспорной истинности (и не я один, а любой поэт, владеющий своей техникой), что она была точно такой же и что она была иной. Я намеренно избегаю всего, что от эрудиции, которая утомляет слушателей, когда она не блестяща, и, наоборот, стремлюсь подчеркнуть эмоциональную сторону дела, потому что вам ведь интереснее узнать, что мелодия распускается легким дуновением, навевающим сон, и что песня может развернуть перед глазами разбойника несложный пейзаж, чем узнать, что эта мелодия возникла в 17 веке или что она написана на три четверти.

..И поставить на нашей плоти суровую печать с иберийским девизом: "Ты одинок и одиноким останешься."

Для меня нет ничего проще, чем довообразить остальное, но это было бы элементарным поэтическим обманом, который ничего общего не имеет с поэтическим творчеством, а я никого не хочу обманывать.

Интересно, что в описание малых форм и предметов он вкладывает такую же любовь и поэтическую силу. Для него жизнь яблока столь же насыщенна, как жизнь моря, а какая-нибудь пчела- явление не менее удивительное, чем лес, например.
..Поэтому для него яблоко равнозначно морю - ведь он знает, что мир яблока так же безмерен, как мир моря.

Словами никто не выскажет бушующей страсти так, как это сделал Бетховен в "Апассионате", и никогда не увидеть нам души женщин, о которых рассказал Шопен в своих ноктюрнах.

Между добром и злом разница лишь в том, как на них смотришь, ведь никто, абсолютно никто не владеет божественным даром знать и понимать состояния души.
..Нет ничего более бесплодного и пустого, чем суждение педанта из тех, что смотрят, была ли в речи вступительная часть.
..Бывают чувства настолько грандиозные, что разрушают установившиеся нормы, и если это делается с любовью, с огнем и страстью, если в результате получает выражение новая, небывалая мысль, должно возникнуть нечто прекрасное, и если мы чувствуем его во всей глубине страдания, то вынуждены признать совершенство выражения и тем самым высший артистизм.

Остаются стихи, которые продолжают мое тело; я остаюсь хозяином книги. плохой поэт..пусть! Зато хозяин своей плохой поэзии.

..среди буколической природы, целыми днями ем восхитительные фрукты, пою, качаясь на качелях со своими братьями и сестрами, и делаю столько глупостей, что иногда мне становится стыдно за свой возраст.

Истина - это живое, а нас хотят наполнить мертвечиной и опилками. Глупость, если она жива - истина, теорема, если она мертва, - ложь. Впустите ветер! Тебя не пугает идея моря, в котором все рыбы, не сознавая этого, были бы привязаны цепочкой к одной точке? Я не оспариваю догмы. Но я не хочу видеть точки, до которой "эта догма" доводит.

...Не теряй бодрости! быть радостным - необходимость, долг. Это говорю тебе я, который сейчас в самой печальной и неприятной полосе в своей жизни.

Ты мучишься и напрасно. Очерти плоскость своего желания и живи в ней, всегда по одной и той же норме красоты. Я так делаю, дорогой друг..И как мне трудно! Но я не отступаю. Я немножко против всех, но меня утешает во всех огорчениях живая красота, которая бьется у меня в руках. И в самой тягостной внутренней борьбе и замученный любовью, обществом, безобразиями, я храню и соблюдаю свою норму бодрости любой ценой. Я не хочу, чтобы они меня победили. Ты не должен дать себя победить. Я очень хорошо знаю, что с тобой происходит.

Это у тебя есть и никогда не отнимется, и даже в письме, когда ты возмущаешься, среди всех грубостей (которые мне нравятся) у тебя просвечивает нежность твоего светлого и истерзанного сердца.

Плохая память у меня только на одно: на мелочи. Кто хочет мне досадить, попусту теряет время, потому что такие вещи я тут же забываю. Здоровый смех в ответ на все.
..И тогда тоже. И тогда я смеялся, как теперь. Лучше сказать, теперь я смеюсь, как и прежде, как в детстве - это мой детский, деревенский смех, который я сберегу навсегда, навсегда,до самой смерти.»

@темы: Эта музыка будет вечной(с), цитаты

01:29 

но жалок тот, кто смерти ждет, не смея умереть!©
« Ты так думаешь? - Она вдруг как-то странно на меня посмотрела. - Это ничего не меняет, Роберт. Я тебя действительно обманывала.
- Это ничего не меняет, Наташа, - ответил я. - И все же я боюсь, что люблю тебя. И одно никак не связано с другим. Это как ветер и вода, они движут друг друга, но каждый остается самим собой.

- Вино выпито, - заметил я. - А мы совсем забыли пожертвовать последнюю каплю богам. Может быть, поэтому мы и настроились на излишне меланхолический лад. Как насчет мороженого? Вы ведь так его любите!
Он покачал головой.
- Все обман, Роберт. Иллюзия легкой жизни. Самообман. Я отказался разыгрывать веселость перед самим собой.

Я привык носить такие пакетики в карманах, когда мы шли куда-нибудь, где несколько часов подряд нельзя было поесть, - особенно когда мы отправлялись в кино или в театр. Это избавляло меня от многих неудобств, так как Наташа очень сердилась, когда ее начинал мучить неудержимый приступ голода, а поблизости нельзя было достать ни кусочка хлеба. Она ничего не могла с собой поделать. Это походило на своего рода физиологическое помешательство. Дело в том, что она ощущала голод значительно острее и резче, чем другие люди, будто целый день до этого постилась. Как правило, в кармане пиджака я носил маленькую бутылочку, в которую входило лишь два глотка водки. Если к этому прибавить бифштекс по-татарски, получалось поистине царское лакомство, хотя водка, естественно, не была холодной. Урок такой запасливости когда-то преподал мне человек, от которого я получил паспорт. "Телесный комфорт куда важнее душевных порывов, - сказал он мне. - Стоит лишь чуть-чуть побеспокоиться, и человек уже счастлив".

- Прекрасно, - поспешил сказать я, чтобы, как часто бывало в таких случаях, не заслужить упрека в мещанстве. - Теперь я знаю, куда мы пойдем. Будем ужинать в "Павильоне".

- Стой! - крикнул я. - Я передумал и прошу меня извинить, Наташа. То, что тебе доставляет удовольствие, важнее, чем мораль, пропитанная едкой кислотой ревности. Поехали!

- Потому-то я много и говорю, что нисколько не разбираюсь в женщинах, - сказал я. - Но я счастлив с тобой. Не исключено, что я что-то скрываю, и вполне возможно, что из всего этого убожества, которого, правда, нельзя избежать и которое отдается в моей душе лишь призрачным эхом, я хотел бы сохранить для себя кусочек счастья, только для себя. Ведь я ничего ни у кого не беру, ни в кого не стреляю и никого не обкрадываю, не так ли, Наташа? Тем не менее мои чувства не имеют ничего общего с окружающим, ибо они не вытекают из окружающего, а существуют сами по себе, подобно тому как драгоценные камни в твоих ушах уже утратили всякую связь с недрами земли, их породившими. Я счастлив с тобой, и вот тебе долгое объяснение простой мысли: ты должна мне простить это, ибо я ведь журналист в прошлом и слова для меня до сих пор много значат. Мне даже платили за это. Такое не скоро забывается.

На душе у меня становилось все радостнее. Вполне вероятно, что при этом где-то на дне души оставалось и отчаяние, но, если сказать по правде, когда его не было?»

ооо, Кан*___* а я даже поготовился! я горд собою и иду сптаь)

@темы: цитаты

17:21 

но жалок тот, кто смерти ждет, не смея умереть!©
20.05.2011 в 16:03
Пишет Mort:

20.05.2011 в 14:52
Пишет Бесх:

мне будет плохо очень плохо
как не бывало никогда
потом опять перерожденье
и всё и можно снова пить


URL записи

URL записи

@темы: цитаты

00:51 

но жалок тот, кто смерти ждет, не смея умереть!©
«Медленно, но верно научился терять штаны на публике без всякого стеснения. Только так в человеке и воспитывается благожелательность. Я уже давно не боюсь казаться смешным; сегодня я знаю, что человека осмеять невозможно.
...
Я по-прежнему люблю рахат-лукум. Но мать всегда хотела видеть во мне лорда Байрона, Гарибальди, Д'Аннунцио, д'Артаньяна, Робин Гуда и Ричарда Львиное Сердце одновременно, и поэтому мне приходится следить за своей фигурой.
...
Я начинал все сначала. Но мне так никогда и не удалось поймать последний мяч. Никогда, никогда я не мог его поймать. Я пытался всю жизнь. Только на подступах к сорокалетию, после долгих странствий в мире чудес, мне понемногу открылась правда и я понял, что последний мяч не существует.Это печальная истина, и не следует говорить об этом детям. Поэтому мою книгу нельзя давать кому попало.
Вот почему сейчас я уже не удивляюсь тому, что однажды Паганини бросил свою скрипку и долгие годы не притрагивался к ней, лежа с отсутствующим взглядом. Меня это не удивляет, он знал.
...
Однако пришло время сказать всю правду о сделке Фауста. Все нагло лгали по этому поводу, и больше всего и гениальнее всех — сам Гёте, чтобы, затуманив суть дела, скрыть жестокую правду. Скорее всего не нужно этого говорить, так как если я и не люблю чего-то делать, так это лишать людей надежды. И все же истинная трагедия Фауста заключается не в том, что он продал душу дьяволу. Настоящая трагедия в том, что нет никакого дьявола, чтобы купить вашу душу. Просто нет покупателя. Никто не поможет вам поймать последний мяч, какую бы цену вы за это ни предлагали.
...
Я часто покупаю себе фунт огурцов, устраиваюсь где-нибудь на солнышке, на берегу моря или прямо на тротуаре или скамейке, откусываю огурец и бываю счастлив. Я продолжаю сидеть на солнышке с умиротворенным сердцем, дружелюбно поглядывая на предметы и людей и понимая, что жизнь действительно стоит того, чтобы жить, что счастье существует, стоит только найти свое истинное призвание и с полным самопожертвованием посвятить себя человеку, которого любишь.
...
Одно только было досадно: моя кожаная куртка осталась в лагере, а без нее мне было очень одиноко. Я тяжело переношу одиночество и тесно сжился со своей кожаной курткой. Как я уже говорил, я легко привязываюсь. Это единственное, что омрачало картину.
...
Я давно уже перестал быть жертвой своего энтузиазма, и если я все еще мечтаю превратить мир в счастливый сад, то теперь-то я знаю, что это из любви не столько к людям, сколько к садам.»

@темы: Сказочка для Элрика, цитаты

03:32 

но жалок тот, кто смерти ждет, не смея умереть!©
«Как молодой Лаэрт с толпой мятежной
Сметает стражу. Чернь идет за ним;
И, словно мир впервые начался,
Забыта древность и обычай презрев -
Опора и скрепленье всех речей, -
Они кричат: "Лаэрт король! Он избран!"
Взлетают шапки, руки, языки:
"Лаэрт, будь королем, Лаэрт король!"»

« Моя лишь воля; целый мир не сможет;
А что до средств, то ими я управлюсь,
И с малым далеко зайду.»



:inlove::inlove::inlove:

@темы: цитаты

17:35 

но жалок тот, кто смерти ждет, не смея умереть!©

А что до средств, то ими я управлюсь

главная